Альфред Шэфер снова арестован

В пятницу 6 июля 2018 года примерно в два часа дня Альфред Шэфер был арестован в его квартире. Так как речь идет о его втором аресте в течение одной недели, мы должны несколько более подробно объяснить общественности сложившуюся ситуацию.

В понедельник Альфред Шэфер в ходе инквизиционного процесса, в котором речь идет исключительно о видеороликах, был арестован потому, что он в Нюрнберге говорил о милом псе Павлове.

Alfred und Pawlow vorne 2

Председательствующий инквизитор – или, точнее говоря, закулисные кукловоды –непременно хотели покарать и наказать Альфреда. В конце концов, он нарушил все табу и объявил все догмы холокостной религии недействительными. За это – по талмудистским правилам – человека следует сжечь. (Тот, кто теперь все еще верит, что так далеко апостолы Сатаны не зайдут, ошибается!)

Во вторник судья, ведающий взятием под стражу, принял решение – я тут просто утверждаю, что этот судья приличный человек, о том, что из-за этого нового обвинения Альфреда не следует оставлять в предварительном заключении. Из-за этого, вероятно, организаторы инквизиции настроились на еще больший гнев. Любящий животных отрицатель Холокоста не может в ФРГ – в конце концов, этого хочет Бней Брит – просто так ходить вне стен тюрьмы. (Слова «на свободе» были бы здесь неуместны).

Итак, тогда был разработан «План Б». Из Альфреда теперь сделали «угрожающего субъекта».

Прежде чем вы сразу сможете ознакомиться с основанием для ареста, я хотел бы еще привести здесь короткий спор, который состоялся на четвертый день суда инквизиции. Так как здесь инквизитор уже намекал на обоснование ареста. Но пособник не рассчитывал на энергичный и абсолютно логичный ответ Альфреда. И это и дальше будет все так же перекручиваться, как это используется, чтобы имитировать «принципы правового государства».

Председатель: «Господин Шэфер, вы всегда утверждаете, что вы только предостерегаете людей и это не представляет угрозу для них. Как вы объясняете это?»

Альфред Шэфер: «Я хотел бы объяснять это вам на одном примере. Если вы придете ко мне и расскажете мне, что вы хотели бы в декабре переплыть Штарнбергское озеро, то я должен сказать вам, что вы умрете. Просто в декабре слишком холодно, чтобы можно было переплыть это озеро. Если вы воспримете это предупреждение как угрозу, то это ваша проблема. Но если вы не послушаете меня, то вы как раз и умрете».

Но теперь перейдем к основаниям для ареста:

Приказ об аресте

Против обвиняемого

Альфреда Эрхарда Шэфера

родившегося 30.01.1955 года в Зеефельде,

проживающего по адресу Альпшпицштрассе 6, 82 327 Тутцинг,

Гражданство: немецкое и канадское,

Семейное положение: состоит в браке,

предписывается предварительное заключение.

Подсудимый вызывает крайнее подозрение в следующих обстоятельствах дела:

(Здесь следуют шесть страниц текста из обвинительного акта, который мы опубликуем только позже)

Существует причина для ареста ввиду опасности того, что обвиняемый, находясь на свободе, скроется от суда или будет мешать установлению истины по делу, согласно параграфу 112 абз. 2, номер 3 УПК, так как поведение подсудимого обоснованно вызывает сильное подозрение, что он будет влиять на доказательства и вследствие этого затруднит выяснение истины. Заявителю (здесь отцензурировано), который после подачи заявления о преступлении определенно просил сохранить его анонимность, была прислана почтовая открытка, на которой можно увидеть фотографию обвиняемой Моники Шэфер с ее скрипкой. Под фотографией написано «Свободу Монике Шэфер».

На обратной стороне почтовой открытки находится следующий текст: «Привет, Лоренц», «Еврей любит предательство, но ненавидит предателя. Ты это знал?» «Далее мы просим сохранять нашу анонимность». Почтовая открытка была отправлена на адрес проживания заявителя, как отправитель указан «Альфред Шэфер, Альпеншпицштрассе 6, 82 327 Тутцинг». Открытка была отправлена через почтовый центр 82. Речь при этом идет о почтовом центре в Штарнберге, который отвечает за Тутцинг. Возможность ознакомиться с делом получили наряду с занимающимися рассмотрением дела судами лишь занятые процессом защитники адвокат XXXX (назначенный судом защитник обвиняемой Моники Шэфер) и адвокат XXXXX (защитник подсудимого Альфреда Шэфера, выбранный им самим). Обвиняемая Моника Шэфер с 04.01.2018 беспрерывно находится в предварительном заключении. На почтовой открытке стоит почтовый штемпель от 02.07.2018. Из этих обстоятельств следует, что автором открытки должен был быть подсудимый Альфред Шэфер. Похожая почтовая открытка, как ту, которую получил заявитель (здесь отцензурировано), получил также еще один заявитель, господин ХХХХ, который также просил о сохранении его анонимности.

Содержащаяся в этой открытке или открытках попытка оказания влияния на участников процесса путем запугивания и угроз со стороны обвиняемого Шэфера подтверждается также предшествовавшими угрозами и попытками оказания влияния. Процесс против подсудимого Альфреда Шэфера и обвиняемой Моники Шэфер начался 02.07.2018. До начала процесса подсудимый во время демонстрации в Нюрнберге угрожал его суду – который он там и во время процесса называл «инквизицией», сказав: «Если они действительно хотят вызвать к себе ярость, которая появляется, тогда они будут висеть за шею до смерти, если они признают нас виновными». Это – последствие гнева народа.

Также предшествующее судебное следствие показало, что угрозы имманентны характеру подсудимого. Проверенные до сих пор видеоролики с заголовком «9/11 Gate-keepers and Controlled Opposition German subtitels» (цифра 1) и «Конец лжи, на немецком языке, 9/11 Brainwashing series pt4 ″ (цифра 6), которые подсудимый обозначает как свою продукцию, неоднократно содержат высказанные им угрозы. По его словам, тем, кто стоит на неправильной стороне, [скоро] настанет конец.

То, что высказанные подсудимым Альфредом Шэфером угрозы против инакомыслящих и возникающее из-за этого агрессивное основное настроение уже повлияло или влияет на третьих лиц, стало отчетливо видно 04.07.2018, когда один зритель пытался оказать влияние на представительницу прокуратуры на заседании, женщину на последних сроках беременности, и пожелал ей, чтобы она также однажды увидела тюрьму изнутри и затем упала замертво, когда она покинет ее.

Из всего этого следует, что обвиняемый Шэфер неоднократно пытался оказать влияние на участников процесса в своем духе и в свою пользу, причем нужно ожидать конкретно, что это его поведение продолжится в рамках процесса.

В настоящее время судебное следствие еще не закончено. Подсудимый до сих пор не занял определенную позицию относительно своей ответственности. Наряду с просмотром остальных видео еще предстоит допрос эксперта XXXXX, который оценивал вышеупомянутые видео и в существенной степени может способствовать поиску истины.

Также при учете принципа пропорциональности (параграф 112 абз. 1 Предложение 2 УПК) представляется необходимым распоряжение о предварительном аресте. Какая-то другая, менее решительная мера не обещает успеха (параграф 116 УПК).

Чтобы оценить эти «основания для ареста», здесь нужно упомянуть, что никто из присутствующих 4.07.2018 свидетелей не помнит о следующем «дополнении» зрителя:

«[…] и затем упадет замертво, когда она покинет ее».

Так же мало кто-то может вспомнить о том, что представительница обвинения была женщиной «на последних сроках беременности». Между прочим, также здесь можно отметить, что это попросту безответственно использовать женщину «на последних сроках беременности» в отделении со строгими условиями заключения – которое представляет собой эта часть здания суда. Хотя, в войсках ФРГ – НАТО к этому времени должны быть также танки для «беременных женщин». ….

Было ли высказывание зрителя в адрес указанного выше лица особенно вежливо, здесь не должно играть никакой особой роли. В этой стране немцев тиранят, преследуют, насилуют и убивают, именно потому, что пособники режима стремятся только к своим собственным привилегиям и с одобрением мирятся с немецкими жертвами.

Но на самом деле в этих фразах в обосновании ареста интересно следующее. То, о чем всегда предостерегает Альфред Шэфер – что станет весьма неприятно, когда обманутые проснутся – кажется, произошло в этом случае. Причем в данном случае это было довольно безвредно. Проявляющиеся реакции «рассердившихся граждан», обвинять тех, кто честным способом пытается найти мирное решение и еще предостерегает помощников террора от этих реакций, это попросту еврейская диалектика в духе Талмуда!

Это касается так же почтовых открыток, в которых обвиняют Альфреда, открыток к доносчикам из его семьи. К сожалению, из обоснования ареста не видно – все же Альфреда нужно представлять в качестве «дьявола», чтобы оправдать его предварительное заключение – что доносчики в действительности являются членами его собственной семьи. В других широтах или культурах – ведь нам в ФРГ ИСЛАМ объявляют «принадлежащим» ФРГ – с предателями из собственной семьи, пожалуй, обошлись бы несколько «умереннее».

Обратить внимание этих доносчиков на древнюю мудрость, «что еврей любит предательство, но не предателя», в моих глазах это даже приблизительно не похоже на «угрозу».

И теперь, в самом конце, я хотел бы коснуться обвинения в угрозе, которую Альфред якобы высказал в Нюрнберге. Естественно, если судье, ведающему взятием под стражу, в обосновании для ареста написать только одно это предложение из речи Шэфера:

«Если они действительно хотят вызвать к себе ярость, которая появляется, тогда они будут висеть за шею до смерти, если они признают нас виновными».

то он – даже если он такой приличный судья – никак не может принять иного решения, нежели то, которого от него хотят. Так как только если Альфред представляется в качестве «дьявола», т.е. если работать с эмоциями, можно также приличных людей заставить принять такие решения, которые они в ином случае, вероятно, не приняли бы.

Альфред в своей речи говорил о том, что существует множество досье и документов, в которых представлены доказательства отвратительных махинаций еврейства. С проводимым теперь процессом этих доказательств будет еще больше. И затем следует кое-что очень важное, что предшествует представленному предложению:

«Никто, который теперь узнает, что происходит, не сможет утверждать, что он об этом не знал – ни один человек. И тогда они должны решать, для себя лично, как человек, хотят ли они действительно вызвать к себе ту ярость, которая теперь появляется? Так как они будут висеть за шею, до смерти, если они признают нас виновными.

В США – так как из-за цензуры здесь они сами ослеплены сами и не понимают этого – в США все громче становятся призывы: is Time to exterminate the Kike («пришло время уничтожить жидов»).

Альфред сделал в этой речи точно то, что он уже всегда делал в своих видеороликах. Он пытается растормошить людей, чтобы они осознали опасность как опасность. Он очень отчетливо указывает на то, что возникнет из гнева народа, если обманутых все глубже будет затягивать спираль насилия, расчеловечивания и морального упадка. Снова и снова он подчеркивал, что как раз судьи, прокуроры, полицейские и другие служащие режима должны сами для себя решить, на какой стороне они хотели бы стоять, если взрыв насилия больше нельзя будет предотвратить. Жульническим путем превратить эти предупреждающие слова в угрозу, это тоже могут только они, те, кто является такими мастерами обмана – еврейские кукловоды за марионетками власти ФРГ.

В четверг снова должно состояться судебное заседание для проверки ареста. Пожелаем судье, который должен принять решение о следующем нахождении в тюрьме, чтобы он заранее действительно занялся этим делом по существу. Так как если он сделает это, и если он не мошенник, тогда он должен освободить Альфреда – и то же самое касается также Моники.