Баварское правительство Кноблох

Статья взята с сайта heurein.wordpress.com, опубликована 10 февраля 2019 года.

Едва ли прошло четыре дня, как Маркус Зёдер занял де-юре пост председателя партии ХСС, как он уже продемонстрировал общественности, кто на самом деле воплощает собой баварское правительство: Шарлотта Кноблох. Он выбрал день 23 января, чтобы на так называемом «собрании в память о жертвах национал-социализма» позволить этой даме заняться травлей против Альтернативы для Германии (АдГ). Заметьте, Баварский ландтаг был принимающей стороной на этом мероприятии, таким образом, принимающей стороной была также и АдГ, так как она – свободно избранная часть этого земельного парламента, в то время как Кноблох выступала в качестве гостя. И вот, когда последняя со своими тирадами ополчилась на АдГ, те депутаты АдГ, которые еще обладали здоровой долей самоуважения, само собой разумеется, покинули зал, и при этом обязанностью Зёдера как так называемого премьер-министра и председателя партии было бы воспрепятствовать таким тирадам; если уже не попросив Кноблох выйти из зала, то все же, по крайней мере, добиться этого дипломатическим путем. Он не только не сделал этого, но даже вместе с другими демократическими фигурами, стоя выразил своими аплодисментами одобрение этой уже давно известной возмутительнице спокойствия. И чтобы полностью опозорить себя, он позволил себе в интервью прессе следующее высказывание:

«Поведение отдельных депутатов от АдГ было непочтительным. Оно разоблачает и показывает их истинный характер. Настоящие демократы вели бы себя иначе».

По его мнению, не ругань со стороны госпожи Кноблох было непочтительной, а депутаты АдГ были непочтительны, так как они не захотели слушать эти грубости. Типично демократическая духовная позиция, которую он подтверждает этой своей последней фразой. Да, настоящие демократы действительно вели бы себя иначе, чем эти покинувшие зал парламентарии АдГ: они вели бы себя в точности так же, как Зёдер и ему подобные, а именно стоя вознаградили бы невоспитанную болтовню Кноблох овациями. Это подхалимское поведение по отношению к еврейским наглым выходкам, с одной стороны, и кроме того еще и ругань в адрес тех, кто не позволил себя ругать, с другой стороны, – это действительно типичный признак образцовых демократов, так как он укоренился в системе ФРГ. Там что неудивительно, что приличный, цивилизованный и благонравный человек должен воспринимать это как оскорбление, если его называют «демократом».

Чтобы осознать низость Зёдер и этой космполитической шайки во всем ее масштабе, нужно только вспомнить безграничные страдания немецкого гражданского населения, например, начавшиеся с 1939 года англо-американские массированные террористические авианалеты на немецкие города, где дети, женщины, старики, больные, беженцы были целенаправленно сожжены заживо, тот Холокост, который достиг своего апогея в первые месяцы 1945 года. И 74 года спустя Зёдер и его сообщники сидят в Баварском ландтаге и выдавливают из себя крокодиловы слезы «по жертвам национал-социализма», тогда как примерно в то же время «бомбардировщик Харрис» планировал Холокост для Дрездена. Надлежаще помянуть этих немецких жертв, жертв своего собственного народа, не решается ни один демократ: Шарлотта Кноблох этого не позволяет, как мы еще увидим.

Не нужно быть приверженцем АдГ, чтобы защищать приличных депутатов АдГ, так как партия, председатель которой Александр Гауланд требует, чтобы немцы должны были бы быть готовы сражаться и умирать за разбойничье государство Израиль, живущее постоянным антигерманизмом, никак не может быть альтернативой для немецкого отечества. Здесь следует защищать не АдГ как таковую, а просто приличие и мораль, которые доказали данные депутаты АдГ тем, что покинули зал. Прежде всего, однако, нужно протестовать против наглого хозяйничанья чужаков вроде Шарлотты Кноблох, которая не представляет даже самые незначительные немецкие интересы, а исключительно еврейско-сионистские. После этого спровоцированного ею скандала она назвала одну из основных причин ее канонады оскорблений: АдГ, мол, «хочет конца культуры воспоминания и памяти» (1), что не означает ничего иного, что эта мадам хочет запретить немецкому народу, чтобы тот прекратил вечное ползание на брюхе перед еврейскими тронами.

Наряду с Маркусом Зёдером необходимое приличие отсутствовало у всех депутатов старых партий. Привычно недостойно вновь выразился рьяный так называемый уполномоченный по антисемитизму баварского правительства Кноблох Людвиг Шпэнле: «К мужеству госпожи председательницы Кноблох, в связи с ее четкими высказываниями в Баварском ландтаге, нужно отнестись с большим уважением». Мужество? Тогда Шпэнле мог бы так же признать мужество за Нетаньяху, когда тот с пеной у рта выступает в Кнессете против палестинцев или Ирана. А также президент ландтага Ильза Айгнер не могла не отметиться своим пустословным высказыванием:

«Было необходимо также ясно высказаться здесь, как с моей стороны, так и со стороны госпожи Кноблох, так как в этой стране как раз имеют место такие тенденции, с которыми мы [кто такие эти «мы»?] не можем согласиться».

Какие «тенденции» имеет в виду госпожа Айгнер? Вышеупомянутую тенденцию Александра Гауланда «умирать за Израиль» определенно нет, как и некоторые уже сильно инфицированные духом времени болезненные тенденции АдГ. Если принять германофобские «тенденции» иудейской председательницы, то всегда будешь на безопасной стороне, таким могло бы быть кредо президента Баварского ландтага. Все же, как обстоит дело с «тенденциями» других представленных в Баварском ландтаге партий, тенденциями, которые Ильза Айгнер не считает достойными строгого порицания? К примеру, тенденцию СДПГ, молодежная организация которой («Юсос», «Молодые социалисты») требует самого отвратительного массового убийства, которое только можно себе представить, убийства в лоне матери вплоть до девятого месяца беременности? Так называемый Христианско-социальный союз может «согласиться» с этим? Мы этого не знаем. Для госпожи Айгнер этот вопрос не достоин обсуждения, так как эта «тенденция» не важна для госпожи Кноблох. И «тенденция» «Зеленых», партийный лидер которых Роберт Хабек считает, что патриотизм «вызывает тошноту», и не знает, «что ему делать с Германией», стало ли это причиной для протеста со стороны Маркуса Зёдера, Ильзы Айгнер или Людвига Шпэнле? Нет, так как Шарлотта Кноблох выбрала для своих оскорблений АдГ, а не «тошнотные партии». Какой так называемый демократ захотел бы противоречить тут председательнице иудейской религиозной общины?! Какой жалкий демократ захотел бы иметь другое мнение, чем то, которое высказывает она и ее единоверцы?!

И журналисты лицензированной прессы собрались вокруг Кноблох как евнухи вокруг своего султана. Последние всегда защищали бы своего господина и хозяина, все равно, что бы он ни приказал, так как он отдает свои приказы от имени Аллаха. И то, чем для мусульманских холопов были угрозы Аллаха, тем для журналистов в ФРГ является дубинка нацизма: «На этом фоне» – так звучит типичный вывод политкорректного журналиста газеты «Пассауэр Нойе Прессе» – «это выглядит прямо-таки таинственно, когда большинство фракции АдГ инсценирует скандал в Баварском ландтаге, потому что такая видная немецкая еврейка как Шарлотта Кноблох как раз указывает на эту скандальную связь. Кто, если не член поколения жертв национал-социализма, может коснуться этого больного места, так как снова существует представленная в парламентах партия, которая солидаризируется с приверженцами нацистской идеологии?» (2) И косвенно требуя одобрения действий Кноблох, он послушно бьет по председательнице фракции АдГ в ландтаге, Катрин Эбнер-Штайнер, что она, мол, «должна прекратить разыгрывать подвергающуюся преследованиям невиновность. Пока такие люди как Бьорн Хёке могут принимать активное участие в деятельности ее партии на ключевых постах, у нее нет права упрекать госпожу Кноблох в «неразборчивой клевете». Тот, кто тайно сговаривается с Хёке, тот интригует также с его крайне правыми друзьями». Но слава Богу! Ведь у журналиста уже есть выход для Эбнер-Штайнер, чтобы еще успеть спасти ее душу: «Для АдГ есть совсем простой путь, чтобы в будущем избежать критики Шарлотты Кноблох. Порвите с вашим националистическим крылом, госпожа Эбнер-Штайнер, и вы больше не окажетесь в затруднительном положении, когда вам придется инсценировать скандал, только из-за того, что кто-то противопоставит вам правду!» Тут остается только лишь одна констатация: Если бы все немцы были настолько верны Гитлеру, как этот журналист верен мадам Кноблох, то Германия вряд ли проиграла бы войну …

Через один день после скандала Ее Величество Кноблох через придворные средства массовой информации пожаловалась на поступившие протесты ее неудавшейся аудиенции: «Так называемая АдГ не переносит правду. Такие эксцессы происходят снова и снова. Партия сама выступает очень громко; и тогда они встают и уходят, если им однажды скажут правду». Ах, господин Зёдер и компания, если бы только депутаты АдГ знали, что Шарлотта Кноблох владеет монополией на мораль и правду, что в библейской цитате «Аз есмь истина и жизнь» речь идет не об Иисусе Христе, а о Шарлотте, то они, осознав свою вину, смиренно остались бы сидеть и безответно позволили бы отодрать себя за уши. Но смертные не призваны для того, чтобы отвечать на вопрос «что есть истина?». Это в состоянии сделать только госпожа Кноблох. Блаженны те, кто верит в нее, и прокляты как антисемиты те, кто ей противоречит.

Давайте вспомним несколько эпизодов из жизни этой почитаемой и возвеличенной профессиональными демократами до уровня идола персоны.

Шарлотта Кноблох с 2006 по 2010 год была председательницей самого могущественного учреждения в ФРГ: Центрального совета евреев в Германии, что она понимала как указание Яхве добиться абсолютного подчинения Германии по отношению к еврейским особым желаниям и представлениям. Так как отмечания 27 января во всех вариантах 365 раз в году не было для нее достаточно. Обладая огромной наглостью, она вместо неприятного слова «подчинение» выбрала «здоровый патриотизм», не оставив, однако, сомнений в том, что именно она подразумевала под этим: «Только тот, кто поддерживает свою страну, идентифицирует себя со своей нацией и ее историей, вмешается вместо того, чтобы безразлично и летаргически пожимать плечами, когда коричневые орды шагают по нашим городам» (3). Причем под «коричневыми ордами» она подразумевает тех, кто требует права на жизнь для немецкого народа. Итак, немцы должны идентифицировать себя со своей историей, разумеется, только раболепствуя в одежде кающегося грешника, так как согласно кредо Кноблох вся более чем тысячелетняя история Германии состоит якобы только из убийств евреев. Многочисленные гекатомбы миллионов невинных немецких жертв не принимаются в расчет, а если и да, то только как жертвы второго или третьего сорта, что следует из слов Кноблох в припадке антинемецкого расизма во время ее гастролей в Веймаре: должно быть ясно, «что Шоа, а вовсе не пережитые немцами страдания должны быть центральным мотивом нашей культуры памяти». (4) Еще в течение последних дней ее пребывания на своем посту она потребовала введения «отдельного школьного предмета на тему Холокоста»! (5) То, что это отравление школьников и подстрекательство их против собственного народа формально еще не введено, не имеет большого значения, так как и без отдельного школьного предмета «будущее Германии» с детского сада подвергается обработке религией Холокоста. И сомневаться или даже просто задавать вопросы – это уже преступление, достойное наказания. Уже Хайнц Галинский, бывший президент Центрального совета евреев, издал указ: Мы не освобождаем дорогу к неограниченной исторической дискуссии». (6) Это понятно, так как без такого приказа этот неограниченный исторический подлог рухнул бы.

Даже когда Кноблох давно отдала свой пост председательницы Центрального совета евреев Дитеру Грауманну, психическое отравление немцев осталось ее самым искренним желанием. Так в октябре 2014 года в дискуссии в ратуше Штраубинга, в которой принимал участие также тогдашний генеральный секретарь ХСС и нынешний федеральный министр транспорта Андреас Шойер, она вновь призвала «к политическому образованию в детском саду и на протяжении всей учебы в школе». (7) О том, что под «политическим образованием» и «культурой памяти» понимается искаженное представление о Холокосте, больше не требуется упоминать, и вовсе не удивляет, что это позорное требование «вызвало стихийные аплодисменты приблизительно 220 ее слушателей». (8) Счастливые рабы всегда почитают своего господина, – будь то ближневосточные евнухи, лежащие перед ним на брюхе, или же демократы ФРГ с их бурными овациями.

Ее наглым требованиям соответствуют и ее манеры. Так Центральный совет евреев под ее председательством в 2009 году даже бойкотировал сакральное «мероприятие в память о Холокосте» в Бундестаге, оскорбленный тем, что его представителей в предыдущем году там не приветствовали «официально». (9) В том же самом году она устроила головомойку тогдашнему федеральному президенту Хорсту Келеру, хотя тот и верил в Холокост. Келер вручил крест «За заслуги» первого класса польско-еврейской активистке и защитнице прав человека Фелиции Лангер, не получив предварительно разрешения госпожи Кноблох. Кноблох сказала: «Как правило, перед таким награждением нам пишут и спрашивают нашу оценку» (10), раскрыла она в интервью «Штутгартер Нахрихтен», однако в случае с Лангер этого не было сделано. «Следовало бы проводить более тщательное исследование вопроса и не поступать так неосторожно». Ну, госпоже Кноблох не нравилась Лангер, так как та критиковала Израиль за его высокомерное и презрительное отношение к палестинцам. А для Кноблох критика Израиля равносильна критике принятых в Кнессете законов природы, так как Кноблох, хотя она и ведет себя как некоронованная глава правительства Баварии, тем не менее, рассматривает Израиль как свою «духовную родину», (11) ту самую сионистскую страну, которую нельзя заподозрить ни в одном недостатке, если только критик не хочет быть представлен ею как преступник-антисемит. Однако ее слова не у всех вызывают религиозное восхищение. Так, к примеру, Гюнтер Шенк из Еврейско-арабского комитета в защиту мира справедливо выговаривал ей: «Задумывалась ли госпожа Кноблох когда-нибудь о том, какое ужасное воздействие должно оказывать ее молчание о преступлениях Израиля на репутацию официальных представителей немецких евреев? Размышляла ли она когда-нибудь над тем, что как раз ее отождествление себя с еврейским государством, к гражданам которого принадлежат все-таки более 20 % неевреев, почти естественно должно повлечь за собой и то, что ее и членов Центрального совета тогда станут отождествлять с этими преступлениями? (12)

При этом сама Кноблох, этот «образец активности, гражданского мужества и защиты демократии и толерантности», (13) согласно еврейскому закону Галаха, даже вовсе и не еврейка, так как она была рождена не еврейской матерью. Ее мать Маргарета была католичкой, перешедшей в иудаизм, когда она вышла замуж за еврейского адвоката Фрица Нойланда, и после развода она вернулась к христианству. Правоверный иудей Тиква Бат Шалом: «Материнские корни вовсе не существенны». (14) И тогда есть еще высказывание ее предшественника на посту Пауля Шпигеля: «В особенности в Германии существует феномен нееврейских немцев, которые непременно хотят быть евреями…» (15) Под этим он вряд ли мог бы подразумевать свою преемницу на посту, которой все же является еврейкой по отцовской линии, пожалуй, скорее тех филосемитов, которые переходят в иудаизм (как, например, Штефана Крамера, бывшего генерального секретаря Центрального совета евреев и нынешнего президента так называемого «Ведомства по охране конституции» Тюрингии) – и, кроме того, большинство членов элиты ФРГ, тех, которые не являются евреями ни по рождению, ни после смены веры – и, тем не менее, хотят быть не меньшими евреями, чем Шарлотта Кноблох.

Вывод: Сто лет назад еврей Курт Эйснер путем государственной измены и измены родине самовластно сверг баварскую династию Виттельсбахов и провозгласил Баварию большевистской Советской республикой. Националистический добровольческий корпус «Оберланд» очень быстро покончил с этим безобразием и сохранил Баварию как немецкую землю. Политический путь Германии в рабство после 8 мая 1945 года («вавилонское пленение» под противоположными знаками) показывает, однако, что наследие Курта Эйснера, хотя и в соответственно изменившихся условиях, продолжает существовать, в Баварии в настоящее время под режиссурой Шарлотты Кноблох.

(1) Der Spiegel, 5/2019

(2) Рубрика Standpunkt («Точка зрения») в газете Passauer Neue Presse, 24. 01. 2019

(3) Nation & Europa, 6/2008

(4) Thüringische Landeszeitung, 14. 04. 2008

(5) Passauer Neue Presse, 27. 11. 2010

(6) Blätter für deutsche und internationale Politik, Бонн, январь 1987

(7) Passauer Neue Presse, 15. 10. 2014

(8) Там же

(9) Passauer Neue Presse, 27. 11. 2010

(10) Источник: Nation & Europa, октябрь 2009

(11) Интервью радио Deutschlandfunk, 13. 04. 2008

(12) Nation & Europa, 10/2009

(13) Людвиг Шпэнле к 80-летию Кноблох, Passauer Neue Presse, 29. 10. 2012

(14) Nation & Europa, 10/2009

(15) Там же