Действительно ли мы хотим свободу слова?

Как так часто бывает в жизни, я тоже снова кое-чему научился об этом. Я также не стыжусь признаться в том, что также я – вероятно, уже очень долго – попадался на удочку этого еврейского неприемлемого слова.

Что произошло?

В письме Хорста Малера я обратил внимание на следующие строки:

«Свобода слова» – это содержащее яд сладкое слово, предназначенное для того, чтобы достижение смерти народов через их деморализацию выдавать за благодеяние.

«Свобода слова» – это господство глупости – и это противоположность свободы.

Также уже раньше – в дискуссиях с другими мыслящими людьми – я часто замечал, что с этим понятием «свобода слова» что-то не так. Так что мне нужно было снова прокрутить все это дело в моей голове – как иногда говорят.

И действительно я прихожу к выводу:

«Свобода слова» неизбежно должна привести к анархии!

Так как мы знаем, что анархия полезна только тем, кто всегда извлекает свою выгоду из беспорядка в народах и государствах – международному еврейству, то нетрудно представить себе, кто привил нам это благозвучное понятие. Это произошло практически так же, как это случилось и с другими прекрасными понятиями: свобода, равенство, братство. Какие преступления совершались под этими лозунгами, здесь не требуется разъяснять в подробностях.

Теперь, все же, мы хотим разобрать это понятие несколько детальнее. Я уверен, что также вы очень быстро установите, что мы попались на обман, и мы не хотим свободу слова. Хорст Малер приводит некоторые наглядные примеры в своем письме:

«Если учитель географии в государственной школе в Германии учит доверенных ему учеников, что земля – диск, то он выражает мнение – и, тем не менее, его тут же нужно уволить со школьной службы из-за нарушения долга.

«Мой живот принадлежит мне!» Разве это не тот лозунг, с которым женщины ООН шествуют по улицам, чтобы демонстрировать за безнаказанность происходящего в лоне матери этноцида?

«Брак для всех!» Тот, кто выражает свое отвращение к этой мысли, разве не будет подвергнут опале опубликованным мнением как «гомофоб»»?

Хотели ли бы мы действительно, чтобы педофилия и другие извращения были прикрыты «свободой слова»? Хотели ли бы мы, чтобы подрывные элементы под прикрытием «свободы слова» мошеннически внушали нам, что мы должны принять в Германию всю Африку и прокормить ее? Должны ли бы мы были действительно каждое – даже самое ненормальное – «мнение» признавать допустимым, если мы хотим построить приличное государство для немецкого народа? Нет!

Тогда, пожалуй, возникает вопрос, из-за чего мы все же боремся против того, что палачи ФРГ сажают в тюрьмы таких людей как Хорст Малер, Урсула Хавербек и многих других, из-за их «мнения». Здесь, кажется, все же существует некое противоречие.

Государство хоть и может обманывать свой народ, внушая ему, что оно выступает за «свободу слова», но сделать так, чтобы эта свобода действительно действовала, означало бы падение государства. И здесь, очевидно, перед нами лежит проблема.

Это совершенная чепуха – следовательно, абсолютно нелогично – когда мы постоянно жалуемся, что ФРГ, мол, сопротивляется нам. Это просто ее долг, если она хочет остаться существовать. Все эти преступники, кормящиеся за счет народа, однозначно знают, что их последний час пробьет, если наше мнение победит. Итак, они действуют просто из инстинкта самосохранения, когда они запрещают нас, преследуют нас или запирают в тюрьмы.

Решение проблемы может состоять только в том, чтобы вообще устранить эту структуру ФРГ – которую нам жульническим образом представляют в качестве законного государства. Мы, в свою очередь, не добьемся этого тем, что выйдем на улицу ради такого еврейского заклинания как «свобода слова». ФРГ можно устранить только посредством того, что мы лишим силы ее основополагающий, фундаментальный миф – Холокост. Народный дух должен осознать, что существует государство в государстве – темная власть международных евреев и их помощников. И для этого, как известно, существует много путей, на которые могут ступить разные патриоты.

В приличном немецком государстве, которое разовьется из мрака настоящего времени, ни в коем случае не будет «свободы слова». Так как представленные выше примеры, которые можно перечислять еще сколько угодно, указывают, чего приличное государство не хочет для народа. Оно не хочет разложения, жестокого обращения с животными, причинения вреда окружающей среде, раннего сексуального воспитания или бедности стариков. Мнения, которые противоречат нравственному чувству здоровой народной воли, не смогут претендовать на то, что они якобы гарантированы законом.

И вот здесь у нас и есть различие с тем, что происходит в ФРГ. Урсула Хавербек не придерживается мнения, которое противоречит здоровой и нравственной народной воле. Также все другие люди, которые рассматриваются в качестве «диссидентов», не придерживаются такого мнения.

Но такого человека как Дениз Юджел, которого обхаживают палачи ФРГ, это приличное немецкое государство сразу депортировало бы, и признало бы приличным, если турецкое государство посадит его в тюрьму.

Я определенно не хотел бы свободу слова. Гораздо больше я хотел бы, чтобы немецкие мнения в Германии, наконец, снова получили свои права!