Когда преступники внезапно так жалуются, из-за того, что им подобные «дали им по шапке»

Итак, случилось так, что у одного преступника внезапно проснулась совесть, и он захотел публично разоблачить членов своим банды. Они же – которым абсолютно неизвестны такие ценности как честь, верность, дружба и т.д. -, однако, еще вовсе не хотели прислушаться к своей совести. Вместо этого они предпочли и дальше жить в свое удовольствие и теперь посчитали, что их «приятель» теперь стал слишком уж докучать им. Его незамедлительно изгнали из клики, и теперь ему пришлось увидеть, где он оказался. Он, пожалуй, больше не мог бы ожидать помощи от своих бывших «приятелей».

На заседании 18 октября господин Маассен произнес следующую речь:

«Дорогие коллеги,

сегодня я хотел бы проститься с вами после более чем шестилетней принадлежности к этому кругу. Некоторые отставки бывают запланированы, например, если трудовой договор ограничен каким-то сроком или если достигнут определенный предельный возраст, как у нашего друга Роба, другие же отставки не запланированы и несколько внезапные, как у меня.

Председатели трех партий, которые образуют федеральное правительство в Германии, госпожа Меркель, ХДС, господин Зеехофер, ХСС, и госпожа Налес, СДПГ, 23 сентября приняли решение снять меня с поста президента Федерального ведомства по охране конституции. Этим был закончен правительственный кризис в Германии. СДПГ угрожала выходом из коалиции, если бы я дальше оставался на этой должности.

Подоплекой правительственного кризиса был тот факт, что я 7 сентября в интервью самой большой немецкой ежедневной газете «Bild» подверг сомнению правильность распространенных средствами массовой информации и политиками сообщений о «нападениях» или погромах, якобы устраиваемых правыми экстремистами в Хемнице.

26 августа 2018 года в Хемнице беженцами был убит немец. В тот же день в Хемнице прошли демонстрации против политики федерального правительства в отношении беженцев, в которых участвовали обычные граждане, но также и правые экстремисты. При этом также иногда действительно доходило до отдельных правонарушений. Но на следующий день и в последующие дни в центре внимания политиков и СМИ было не это убийство, а «травля правых экстремистов против иностранцев». Этой «травли» по сведениям местной полиции, прокуратуры, местной прессы, премьер-министра земли и моих сотрудников, не было. Она была выдумана.

Я лично уже много раз сталкивался с фактами немецкой манипуляции средствами массовой информации и с российской дезинформацией. Но то, что политики и средства массовой информации просто придумывают «травлю» или, по меньшей мере, без какой-либо проверки распространяют эту неверную информацию, было для меня новым качеством лживого освещения событий в Германии. На следующей неделе я в интервью газете «Bild» только в четырех предложениях высказался об этом, где я пояснил, что, по сведениям всех ответственных органов безопасности, фактов такой правоэкстремистской «травли» не было. Еще через одну неделю я пояснил ответственными парламентскими комиссиями, что борьба против правого экстремизма не оправдывает этого: просто придумывать преступления правых экстремистов. После этого средства массовой информации, а также «зеленые» и левые политики, которые почувствовали себя уличенными мною в их лживом освещении событий, потребовали моей отставки. На мой взгляд, для леворадикальных сил в СДПГ, которые с самого начала были против вхождения в коалицию с ХДС / ХСС, это был желанный повод, чтобы спровоцировать разрыв этой правительственной коалиции. Так как я известен в Германии как критик идеалистической, наивной и левой политики по отношению к иностранцам и по вопросам безопасности, это было для моих политических противников и для нескольких средств массовой информации также поводом, чтобы убрать меня с моего поста.

На основании уже упомянутого решения председателей трех партии я покину мою должность, как только будет назначен преемник. Это случится, вероятно, в течение следующих недель. Федеральный министр внутренних дел Зеехофер, который очень поддерживал меня и мою позицию в этой политической дискуссии и за это сам подвергся сильной критике в средствах массовой информации, хотел бы оставить меня у себя в качестве советника. Произойдет ли это, и при каких условиях, мне будет детально сообщено в последующие недели. Во всяком случае, я могу представить себе также жизнь вне государственной службы, например, в политике или в экономике. Я никогда не подумал бы, что страх передо мной и перед истиной вызовет у части политиков и средств массовой информации такую панику и истерию, что моих четырех фраз окажется достаточно для того, чтобы вызвать правительственный кризис в Германии.

Дорогие коллеги,

мне тяжело прощаться с вами после шести лет совместной работы. Я с большим удовольствием входил в этот круг, и на всех наших заседаниях и всех беседах я констатировал высокий уровень коллегиальности и солидарности. Я заметил, что у нас одинаковые цели, что мы разделяем одни и те же ценности и боремся против одних и тех же противников свободы и демократии. Я придерживаюсь той точки зрения, что за последние шесть лет мы многого достигли. Многого также для безопасности моей земли. В эти последние годы я получал от вас большую поддержку при решении наших проблем национальной безопасности, и я всегда также старался поддерживать вас в вашей работе, чтобы ваши земли и Европа стали безопаснее. Я хотел бы поблагодарить вас за все это. Я хотел бы поблагодарить вас также за многие личные и дружеские моменты, которые я смог испытать. Я был бы очень рад тому, что также по прошествии этого времени смогу поддерживать с некоторыми из вас личные и частные контакты.

В конце концов, я хотел бы высказать просьбу, чтобы вы столь же интенсивно продолжили сотрудничать и с моим преемником.

Спасибо за внимание!»

Господин Маассен,

что должны означать эти ваши стоны? Действительно ли только теперь вам стало ясно, на службе какому режиму вы в течение долгих лет способствовали уничтожению немецкого народа? Действительно ли вы только сейчас осознали, как функционирует ФРГ?

Я хотел бы исходить из хорошего в человеке, и ради наглядного урока буду исходить из того, что это действительно было так.

Но что же вы тогда должны были бы делать сейчас, господин Маассен? Вы должны были бы попытаться убедить приличных немцев в том, что вы честны в этом вашем понимании. Вы должны были бы теперь доказать людям, которые в грядущие годы будут судить также и вас, насколько вы сожалеете о ваших действиях. Как это могло бы выглядеть, спросите вы?

Очень просто, господин Маассен: вы же располагаете всей информацией. Вы точно знаете о махинациях «ведомства по охране конституции» и всех других органов ФРГ. Вы знаете, как за кулисами создают «ультраправых». Вы знаете все методы, которые были придуманы для того, чтобы преследовать невиновных людей, на десятилетия бросать их в тюрьму или даже убивать. Вы, господин Маассен, знаете имена, факты и подробные планы. Так расскажите об этом! Обратитесь с вашими знаниями к общественности – возможностей для этого предостаточно.

Но, пожалуйста, не ждите с этим еще дни, недели или месяцы. Так как доживете ли вы – это еще большой вопрос. Вы же знаете, как это порой бывает. Используйте ваше время, если вы серьезно хотите помочь немцам.

А если же это снова только жалкий вопль извергнутого системой, который, в принципе, все же, снова хотел бы «усердно» функционировать и желает вернуться обратно в круг преступников – тогда чёрт бы вас побрал!

Всем другим представителям этой клики здесь следует четко сказать: Немецкий народ охотно готов прощать – в истории это уже слишком часто было доказано. Но не чувствуйте себя слишком уверенно в кругу преступников – все же они быстро и без церемоний расправятся с вами, если вы станете для них опасны. Какой-то дьявол всегда сидит этажом выше вас, и он сметет вас с вашего кресла, если вы больше не функционируете так, как ему нужно. Если вы хотите уйти – вероятно, также только слишком поздно – то подумайте не о вашем благополучии, а о благополучии немецкого народа. Чем больше информации вы сможете передать народу и чем с большим публичным шумом вы уйдете с вашего поста, тем более безопасно это пройдет для вас. Порвите с вашим нынешним богом – мамоной – и вернитесь вновь к истинной вере. Тогда вы поймете, ради чего стоит жить.