Сто лет Баварской республике

Опубликовано 25 октября 2018 года на сайте https://heurein.wordpress.com

Сто лет назад горячая фаза Первой мировой войны подошла к концу, в Баварии король Людвиг III отрекся от престола, и Курт Эйснер (Айснер) провозгласил входящее в состав Второй Германской империи Королевство Бавария республикой; повод для красных болванов объявить Курта Эйснера героем и петь ему гимны. Но кем же был Эйснер на самом деле? Скажем сразу, он был государственным изменником и изменником родины, фальсификатором истории, азартным игроком и авантюристом.

Это было время одного из этапов на пути к «Новому мировому порядку». В России большевики, руководящие кадры которых были в большинстве своем евреями по происхождению, позаботились об устранении эпохи царизма и об установлении кровавой сталинской диктатуры, в то время как в Германской империи у еврейских кадров под руководством Карла Либкнехта и Розы Люксембург была задача с помощью подрывной деятельности и, наконец, удара кинжалом в спину предотвратить все еще возможную победу немцев. И Эйснер, сын еврейского купца из Берлина и салонный большевик, убежал из Пруссии и очутился в Мюнхене, где он в заселенном преимущественно художниками районе Швабинг объединился с единомышленниками-заговорщиками с целью перестроить Баварию в Советскую республику по большевистскому образцу. Изначально член СДПГ, он теперь стал председателем организованной им и его сторонниками левоэкстремистской малочисленной раскольнической партии Независимых социал-демократов (USPD).

Эйснер организовывал забастовки и захватывал арсеналы и казармы, испытанный метод красных псевдореволюционеров. В форме «Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» он захватил власть в свои руки, абсолютно незаконно сместил королевский дом Виттельсбахов. 7 апреля 1919 года он провозгласил Баварскую «республику», что было актом сепаратизма, и сам назначил себя временным премьер-министром. Это была государственная измена. За этим последовала и измена родине:

«Чтобы ослабить немецкую позицию на мирных переговорах с союзниками, Эйснер опубликовал – подтасованные им же – секретные документы прежнего баварского правительства. С их помощью должна была быть доказана немецкая «ответственность за войну». Но даже иностранные историки отвергли публикацию Эйснера. Профессор Эдуард Дюжарден из парижского университета Сорбонны оценил ее так: «Это одна из самых очевидных и самых преступных фальсификаций, которые знает история». Кроме того, Эйснер не хотел присоединиться к требованию об освобождении из плена немецких военнопленных. На международной «Конференции рабочих и социалистов» в Берне Эйснер в начале 1919 года снова заявил: «Я признаю вину Германии за войну и за ведение войны». Он добавил: «Мы хотим искупить нашу вину тем, что мы пойдем вперед по пути к социализму»». (1)

Самыми видными людьми вокруг Эйснера были евреи Эрнст Толлер, командир навербованной им Красной армии и после смерти Эйснера его преемник на посту председателя партии USPD, писатель Эрнст Мюзам, а также журналист и коммунистический анархист Густав Ландауэр. Историк Вернер Мазер так пишет об этом в своей книге «Между кайзеровской империей и национал-социалистическим режимом»:

«Эйснер, родившийся в Берлине еврей с богатым воображением, Эрнст Толлер, писатель еврейского происхождения родом из Замочина под Бромбергом, еврейский писатель Эрих Мюзам, появившийся на свет в Берлине, и журналист Густав Ландауэр, родом из Карслруэ, внезапно представляли новый порядок. Ни один из этих официально определяющих судьбу Баварии политиков не был баварцем, не один из них не ручался за буржуазное умонастроение. Так что неудивительно, что в Мюнхене сразу же повсюду заговорили о путче «иностранных» представителей богемы».

Людвиг Тома (1864 – 1921), самый выдающийся писатель Баварии (автор книги «Jozef Filsers Briefwexel»), современник событий и автор статей для газеты Miesbacher Anzeiger, создал еще более острую словесную карикатуру на участников переворота:

«Эти прирожденные торговцы готовым платьем, которые как замаскированные пруссаки устраивают пьяное карнавальное веселье, хотят обращаться с народом, герои которого завоевали себе бессмертную славу во Фландрии, под Верденом, на Сомме, в Карпатах, в Румынии, в Сербии, в Италии, как с немцами второго сорта». (2)

У Тома с 1918 года и до его смерти в 1921 году была любовная связь с Майди Либерман, которая была моложе его на шестнадцать лет и происходила из еврейской династии фабрикантов шампанского Feist-Belmont. Этой женщине он завещал свой дом на озере Тегернзее и самую большую часть своего немалого состояния. Из этого следует, что Тома никак не соответствовал общепринятому сегодня стереотипу: критика евреев = антисемитизм = ненависть ко всем евреям как таковым.

Чтобы у вас сложился образ характера этих еврейских узурпаторов, здесь я представлю вам «лирическое» произведение писателя и «поэта» Эриха Мюзама. Он написал его в 1923 году в Нидершёненфельде, где он, осужденный как «движущий элемент» преступных махинаций, должен был отсидеть в крепости свой тюремный срок. Первоначально его приговором было пятнадцать лет тюрьмы, однако из-за амнистии он вышел на свободу уже через пять лет. Это полное ненависти стихотворение, кстати, 2.6.1992 примерно в 19:15 было в форме песни (пародирующей музыку и слова германского национального гимна – прим. перев.) исполнено по «Немецкому радио» (Deutschlandfunk) актрисой Лотте Лёбингер:

«Стекайтесь сюда, оккупационные армии, черные и красные, коричневые и желтые,

Чтобы немецкий народ умножился от Эча до Бельта.

Черно-бело-красные рубашки девственниц гордо развеваются с каждой крыши,

Приветствуют вас, темнокожие чужаки, добро пожаловать, черный позор!

Девы, позвольте оплодотворить вас, жены, раздвигайте ноги пошире,

И рожайте нам мулатов, по возможности шоколадно-коричневых!

Черные, красные, коричневые, желтые, негры со всего света,

Двигайтесь через Рейн и Эльбу, приходите в Нидершёненфельд!

Стекайтесь сюда темной массой/ и стреляйте с громким треском,

Очищайте германскую расу, добро пожаловать, черный позор!»

Курта Эйснера и его иудейских единоверцев сегодня с любовью восхваляют как «пацифистов», но, очевидно, уже сто лет назад их наполненные ненавистью к белой расе мозги и сердца мотивировало то же самое, что их преступная сторонница Меркель стремится осуществить сегодня.

На баварских выборах в ландтаг 12 января 1919 года USPD получила свою расплату, потерпев полное поражение со смешными 2,5 % голосов, все же, девятью днями позже, перед своей отставкой с поста премьер-министра, Эйснер был застрелен 22-летним лейтенантом пехоты графом Антоном фон Арко ауф Валлей на улице Променаденштрассе в центре города. О том, что сам виновник покушения был еврейского происхождения (его мать происходила из семьи еврейских банкиров Оппенгеймеров), сегодня предпочитают умалчивать, так как то, что еврея может убить только злой правый экстремист, лучше вписывается в подтасованную в антинемецком духе картину истории.

В 1920 году граф фон Арко был приговорен к смерти, но позже помилован, казнь ему заменили пожизненным заключением в крепость. Несколько лет спустя его, так же как Эриха Мюзама, освободили по амнистии. То, что для НСДАП он, несмотря на свою еврейскую мать, считался «героем движения» (3), доказывает только то, что, как указывает уже приводившийся выше пример Людвига Тома, также тогдашние властители умели проводить различие среди евреев. И еще кое-что заставляет задуматься: урна с прахом застреленного Эйснера, которая была похоронена на мюнхенском Восточном кладбище, была в 1933 году по распоряжению национал-социалистов перезахоронена на «Новом еврейском кладбище» в мюнхенском районе Фрайман. В этом отношении они поступили более цивилизованно и более морально, чем варварские судьи и палачи в Нюрнберге в октябре 1946 года, которые приказали анонимно высыпать пепел убитого в результате их инквизиторского процесса национал-социалистического руководства во впадающий в Изар ручей Конвенцбах.

Этот относительно короткий эпизод переворота, особенно от провозглашения Баварской Советской республики 7 апреля до освобождения Баварии 2 мая от красной нечистой силы добровольческими корпусами («фрайкорами») и правительственными войсками, был пропитан насилием и кровью. За покушение на Эйснера Алоиз Линднер, член красного мюнхенского рабочего совета, отомстил тем, что застрелил с трибуны для зрителей ландтага депутатов от Народной партии Озеля и Яррайса и тяжело ранил председателя СДПГ, попав пулей ему в легкое. 30 апреля в полночь десять заложников – в том числе одна женщина – были убиты в саду гимназии Луитпольда. Командиром отряда убийц Красной армии был Рудольф Эгельхофер.

Кстати, к социал-демократам члены и приверженцы красной USPD испытывали только презрение, и баварское социалистическое правительство во главе с премьер-министром Йоханнесом Хоффманом, которое после убийства Эйснера вынуждено было сбежать в Бамберг, только с помощью добровольческих корпусов смогло вернуться в баварскую столицу. Тем не менее, социал-демократы, с благословения ХСС, покорно подхалимничают перед синонимом USPD Куртом Эйснером, делая это в форме дифирамбов и памятника, решение о создании которого было принято в 2008 году, и он был представлен общественности в 2011. О причинах такого поведения можно только строить предположения. Поступают ли они так, возможно, из-за того, что Эйснер ненавидел Германию и совершил измену родине и государственную измену? Или же из-за того, что он был евреем? Вероятно, по всем этим причинам.

Сноски:

1 «Nation & Europa» 10/2008

2 Ludwig Thoma – Sämtliche Beiträge aus dem „Miesbacher Anzeiger“ 1920/21, München 1989, Piper-Verlag, S. 154

3 Wikipedia